В.И. Баженов
Василий Иванович Баженов родился 1 марта (по новому стилю 12 марта) 1738 года.
Бытует мнение, что Василий Иванович родился в селе Дольское Калужской губернии, но это никак не подтверждено. Более вероятно, что родился он в Москве, в семье церковнослужителя Ивана Федоровича Баженова (1711 г. —1780 г.). Его отец служил в дворцовых церквях Кремля пономарем в Воскресенском соборе, а потом псаломщиком в церкви Иоанна Предтечи. Его матерью была Марфа Никитична (около 1715 г. — после 1768 г.). Василий был третьим ребенком в семье (старшие — Федор и Елизавета, после него родились Иван, Дмитрий и Мария).
По рождению Василия семья жила в приходе церкви Николы на Курьих ножках, находившейся на Большой Молчановке, сначала в доме его деда по матери Никиты Афанасьевича, священника Воскресенского собора в Кремле, а с 1742 года — в своем. У церкви Николы на Курьих ножках были похоронены дед и бабка Баженова. В раннем детстве у Василия проявились художественные наклонности. Он рисовал, выдалбливал из камня маски, «по зимам из снегу делывал палаты и статуи». «Я родился уже художник», писал Баженов позднее.

В 1749 году семья продает дом и переезжает в приход церкви Дионисия Ареопагита на Никитской, на «Романов двор», находившийся на нынешнем углу Большой Никитской и Романова переулка, — место жительства многих кремлевских церковнослужителей. Примерно в это время Василия отдают петь в Страстной монастырь, где он пытается рисовать на стенах храма, за что его жестоко наказывают.

Свой путь Баженов начал в качестве живописца. Около 1753 года он поступил на обучение к учителю-живописцу, взявшемуся обучать его бесплатно. Однако, этот учитель был малоквалифицированным, и как писал Баженов, рисовал вместо правой ноги левую. В этом же году Баженов работает «живописцем второго класса» под руководством живописного мастера, надзирателя Оружейной палаты И. Адольского при восстановлении сгоревшего Головинского дворца. Руководили строительством дворца Д. Ухтомский и А. Евлашев, консультировал В. Растрелли. По окончании строительства Баженов остается «вольным» живописцем (т.е. вне штата) при команде архитектора Ухтомского.

По исповедной ведомости 1754 года он значится уже «архитектурным учеником».

В 1755 году Василий вместе с А. и Г. Полозовыми выполняет зарисовку Шумаевского креста — огромной резной композиции Голгофы — и наблюдает за ее переноской из дома автора креста — Григория Шумаева в собор Сретенского монастыря. Ныне Шумаевский крест хранится в Музее Архитектуры им. Щусева.

Вскоре Баженов стал учеником открытой при Московском университете разночинной гимназии. В 1756 году он приезжает в Петербург по вызову И. И. Шувалова с первой партией учеников, назначенных обучаться «художествам», и поселен в его доме на Итальянской улице. Шувалов направляет Баженова в Академию наук на обучение к архитектору С. И. Чевакинскому. Тогда он изучает начала архитектуры, арифметику, геометрию и французский язык. Под руководством Чевакинского он получает первый строительный опыт на возведении куполов и колокольни Николо-Богоявленского Морского собора.

В 1757—1760 гг. Баженов является воспитанником Академии художеств. «… Академия художеств мною первым началась» — не без гордости писал Василий Иванович. В Академии он учился в архитектурном классе у А. Ф. Кокоринова и Ж.-Б. Валлен-Деламота. Среди 40 учеников, начавших заниматься в Академии, он был старшим по возрасту и в мае 1758 года получил первое место на экзамене. Младшим товарищем Баженова по Академии был Иван Старов.

В 1760 году Василий Иванович был отправлен в качестве пенсионера Академии художеств в Париж вместе с художником Антоном Лосенко. в 1761—1762 гг. он занимается в мастерской архитектора Шарля Де Вайи. Баженов впоследствии ставил своего учителя весьма высоко, в 1768 году он писал «Мой же учитель столько был там велик, что я до него во многом не мог дойти и поныне, а после него, кто бы там ни был, всякий мне не страшен».

В 1762 году Баженов выполняет по учебной программе проект Дома инвалидов. Он отсылает чертежи в Россию и производится Академией художеств в адъюнкты (помощники профессора). Присланные чертежи баженовского Дома инвалидов впоследствии исчезли.
Известен лишь один чертеж, позволяющий судить о характере творчества Василия Ивановича в парижские годы — это чертеж вестибюля с парадной лестницей, хранящийся в Париже, в библиотеке Арсенала. Можно сделать предположение, что это не какой-то конкретный проект, а свободная фантазия.
Баженов представляет свои работы в Парижской Академии художеств и получает аттестаты от виднейших французских архитекторов: Суффло, Габриэля и др.
Проект фонтана. 1760-е гг. ГНИМА
Проект вестибюля с парадной лестницей. 1760-е гг. Париж, библиотека Арсенала
О своих годах в Париже архитектор позднее напишет, что «Мои товарищи, французы молодые, у меня крадывали мои прожекты и с жадностью их копировали».
В конце 1762 года начался второй этап зарубежного пенсионерства — Академия перевела Баженова в Рим. В Италии он получает звание профессора Академии Святого Луки, становится членом Академии рисунка во Флоренции и Клементийской академии в Болонье. Архитектор посещает Геную, Падую, Пизу, Флоренцию и Венецию, а также присутствует на многих строениях в Риме и по всей Италии. Однако Василий бедствует из-за нерегулярного и недостаточного финансирования Академии художеств, постоянно занимает деньги, закладывает сундук с накопленными за границей книгами.
От итальянского периода пенсионерства Баженова сохранилось несколько рисунков. Два из них, «Итальянский пейзаж» (1764 г.) и «Архитектурная фантазия», представляют барочные дворцы на фоне гористого пейзажа. Это не зарисовки каких-то конкретных зданий, а свободные фантазии.
Итальянский пейзаж. 1764. ГТГ
Готическая композиция интересна тем, что это самое раннее известное обращение зодчего к готическому стилю.
Баженов является непревзойденным гением именно потому, что он не просто копировал архитектурные мотивы Франции и Италии, а мастерски их преобразовывал, генерируя нечто самобытное и самостоятельное.
Также к итальянскому периоду относятся офорт «Вакханка» (1764 г.), рисунок «Вакханалия», две архитектурные композиции 1764 года: классическая и готическая.
Архитектурная фантазия. Государственный музей-заповедник «Петергоф»
Вакханка. 1764. Альбом Ф. В. Каржавина. РГБ
Готическая композиция. 1764. ГНИМА
Классическая композиция. 1764. Частное собрание
В 1765 году Баженов возвращается морским путем в Петербург. Его спутником на корабле оказывается Федор Васильевич Каржавин (1745−1812), впоследствии ставший Баженову самым близким другом. Каржавин оставит свое имя в истории России как талантливый писатель, переводчик и путешественник. Он много ездил по миру, посетил США и завел знакомство с Томасом Джефферсоном, перевел множество книг и написал несколько своих. Каржавин станет главным помощником Баженова, сохранит в своем альбоме множество рисунков и проектов зодчего, за что мы очень ему благодарны. Он напишет первую биографию зодчего и оставит ценнейшие сведения о его жизни и творчестве для будущих исследователей. Вместе с Каржавиным Баженов в 1790—1797 гг. выпустит первый фундаментальный перевод Витрувия на русский язык в 10 томах. Кроме того, Каржавин был и талантливым рисовальщиком, до нас дошли многие его рисунки, самыми известными из которых являются «Арапка в Мартинике» (1778 г.) и «Башня наподобие Сухаревской что в Москве».
Под влиянием европейской поездки в творчестве Баженова объединились идеи французского классицизма и барочная архитектура Италии.
Арапка в Мартинике. 1778. Альбом Ф. В. Каржавина. РГБ
Башня наподобие Сухаревской что в Москве. Альбом Ф. В. Каржавина. РГБ
За проект Екатерингофского дворца, выполненный Баженовым по специальной программе, составленной А. Ф. Кокориновым и Ж. -Б. Валлен-Деламотом, его удостаивают здания академика, однако ожидаемой им должности профессора он не получает. Вынужденный сам искать место приложения своим обширным знаниям и возможностям, он принимает должность архитектора по артиллерийскому ведомству.
По возвращении архитектора в Академии художеств проводится выставка работ Баженова. Молодой зодчий получает заказ на проект Каменноостровского дворца для наследника, который остался неосуществленным.
Из частных заказов, выполненных Баженовым в это время, есть конкретные сведения лишь об одной небольшой работе для усадьбы Тихвино-Никольское помещика Н. И. Тишинина — это садовый павильон, который, видимо, не был осуществлен, однако сохранившийся в этой же усадьбе дворец французской архитектуры может принадлежать авторству Баженова.
Усадьба Тихвино-Никольское. Конец 1760-х гг. Архитектор В. И. Баженов. Фотография начала XX века
В 1767 году Баженов был командирован в Москву, где по поручению Екатерины II начал работу над проектом реконструкции Кремля, ставшим величайшим замыслом архитектора.
Проект Смольного института. 1760-е гг. План 2-ого этажа. ГНИМА
Щедро декорированные фасады здания решались в традициях французского классицизма. Особой красотой отличается план этого здания, представляющего из себя виртуозную композицию круглых, овальных и многоугольных пространств.
К раннему периоду творчества Баженова также относится так называемый проект Смольного института.
Зодчий высоко ценил архитектурное наследие старой Москвы, которое окружало его в детстве, и в речи на закладке Большого Кремлевского дворца он упоминает московские здания, которые, по его мнению, представляли особый интерес и ценность: Сухареву башню, колокольню Новодевичьего монастыря, собор Покрова на Рву, церковь Иоанна Воина на Якиманке, церковь Воскресения в Кадашах, Меншикову башню, собор Варсонофьевского монастыря, церковь Успения на Покровке, церковь Николы Большой Крест, собор Крестовоздвиженского монастыря, здание Главной аптеки и др.
Грандиозный ансамбль был задуман зодчим «к славе великой империи, к чести своего века, к бессмертию памяти будущих времен, к украшению столичного града, к утехе и удовольствию своего народа». В речи на закладке Большого Кремлевского дворца, составленной совместно с А. П. Сумароковым, Баженов возвещал: «В сей день обновляется Москва: Ликуйствуй Кремль!». Бессмертные слова «Ум мой, сердце мое и мое знание не пощадят ни моего покоя, ни моего здравия» были также произнесены великим архитектором на закладке дворца.
Лопяло К.К. Вид Большого Кремлевского дворца В.И. Баженова
Проект Большого Кремлевского дворца дошел до наших дней в подлинных графических листах, а также в уникальной модели, созданной под руководством Баженова в специально построенном в Кремле Модельном доме. Ныне эта модель, потрясавшая современников, экспонируется в Музее Архитектуры им. Щусева.
Центром ансамбля задумывалась овальная площадь. Ее рассекали сквозь огромные арки три луча проспектов, идущих от Троицких, Спасских и Никольских ворот. Древние соборы, монастыри и палаты Кремля заключались в протяженные колоннады. Главная часть дворца занимала пространство от Спасских ворот по набережной Москвы-реки до Водовзводной башни. Планировался снос почти всей стены Кремля, за исключением стены по Красной площади. По одной линии со зданием петровского Арсенала, повторяя его план, должен был возводиться корпус коллегий.
Графическая реконструкция ансамбля Московского Кремля по проекту В. И. Баженова. Схема П. В. Панухина и Н. О. Душкиной
Был осуществлен снос Запасного дворца, нескольких палат и церквей, в том числе собора Черниговских чудотворцев, в также большей части стены Кремля по Москве-реке.
В собранном виде модель Большого Кремлевского дворца хранилась в Большом соборе Донского монастыря. Фотография 1991 года
Дворец проектировался с 1767 года, в 1773 году состоялась торжественная закладка. К закладке дворца по проекту Баженова был возведен павильон с дорическими колоннами, обвитыми лавровыми листами в знак победы и «знаменующими крепость Геркулеса и начатого строения». «Тампль» был украшен военными трофеями и арматурой.
Модель Большого Кремлевского дворца.
Фрагмент Овальной площади. ГНИМА
Художником Иваном Некрасовым по идее Баженова было выполнено несколько декоративных щитов. В память закладки дворца была выпущена даже медаль.
Матвей Казаков. Изображение подготовки к торжественной церемонии начала земляных работ по строительству Большого Кремлевского дворца. 1772. ГНИМА
Матвей Казаков. Изображение подготовки к церемонии закладки Большого Кремлевского дворца. 1773. ГНИМА
Однако великие замыслы Баженова обернулись трагедией. Екатерина II по завершении русско-турецкой войны в 1775 году остановила строительство дворца, начавшееся в демонстрационных целях. Этой великой стройкой она хотела показать врагам России, что у империи есть деньги и на такие грандиозные дворцы, и на ведение войн. Оскорбленный Баженов отказался восстанавливать снесенную стену Кремля по Москве-реке.
Медаль в память закладки Кремлевского дворца. Медальер Тимофей Иванов (по эскизу В.И. Баженова). 1773. ГМИИ
Фрагменты фасадов модели Большого Кремлевского Дворца. ГНИМА
Все, что сейчас напоминает о великом замысле зодчего в Кремле, — это уступ стены Кремля по Москве-реке (при восстановительных работах разобранный участок стены не состыковался с оставшимся), контрфорсы Архангельского собора, а также остатки раки для мощей Михаила Черниговского, созданной по проекту Баженова в 1769—1774 гг. и находящиеся ныне в алтаре Архангельского собора. Серебряная рама над ракой была предположительно украдена французами в 1812 году.
Модель Большого Кремлевского дворца. Интерьер центрального зала. ГНИМА
Проект раки для мощей Михаила Черниговского в Архангельском соборе Московского кремля. 1770. НИМРАХ
В период строительства и проектирования дворца Баженов со своей семьей жил в Потешном дворце Кремля. В 1768 году он женился на Аграфене Лукиничне Долговой, дочери купца Луки Долгова, для которого Баженов в 1770 году предположительно возвел дом на Большой Мещанской (сохранился в перестроенном виде). В браке родились сыновья Константин, Владимир, Всеволод, Воин и дочери Ольга, Вера, Надежда. Воин Васильевич Баженов умер в 1784 году в возрасте пяти лет.
Усадьба Стояново (Ногинский район Московской области). Фигурный пруд с островом посередине, на котором располагался дом архитектора Баженова.
Фотография Вадима Разумова с квадрокоптера
Аграфене Лукиничне принадлежало «в Пензенском уезде в Завальном стану село Покровское, Березовка тож», а также сельцо Стояново в «Московском уезде, в Шеренском стану». В 1772 году пензенское село Аграфены Лукиничны было заложено.
В 1773 году семья Баженовых переезжает в собственный каменный дом в Средних Садовниках напротив Кремля на Софийской набережной. В этом же году семья приобрела двор у Новодевичьего монастыря, который так и не застроила.
Храм Архангела Михаила в селе Заразы. 1770-е гг. Архитектор В.И. Баженов. Фотография Димитрия Безверхого
Рядом со своей каширской усадьбой в 1770-х гг. в селе Заразы Баженов выстроил для полковника Петра Ивановича Семенова ротондальный храм Архангела Михаила, чей облик сочетает мощь римской архитектуры и черты изысканного французского классицизма. Сложная пространственная организация цилиндрического объёма с экседрами и овальной на плане алтарной части, а также виртуозное качество кирпичной кладки с белокаменным резным декором, явно выдают руку великого мастера.
В 1770-х гг. Баженовы покупают усадьбу Глазово Каширского уезда с деревнями Романовское, Наумовское, Паново и сельцом Аннино Болото. В Глазове Баженов пережил самый тяжелый и малоизвестный период своей жизни после отстранения от проектирования Царицына в 1785 году. И именно в Глазове великий зодчий был похоронен зимой с 1799 на 1800 год.
В 1777 году Баженовы продают свой первый дом в Средних Садовниках. В 1778 году они покупают двор в приходе церкви Николы в Воробине близ Хитровки и строят на нем деревянную усадьбу, которую продают уже в 1780 году. Около 1781 года Баженовы продали усадьбу Стояново. В 1781 году Баженовы покупают второй каменный дом в Средних Садовниках. В 1793 году в связи с переездом Баженовых в Петербург был продан второй дом в Средних Садовниках и двор у Новодевичьего монастыря
План ансамбля увеселительных строений на Ходынском лугу. 1775. ГНИМА
Обстановка дома Баженовых в Средних Садовниках отличалась изысканностью и изобилием. В доме имелось множество книг, картин, эстампов, рисунков, зеркал. Здесь были и различные музыкальные инструменты: клавикорды, малые органы и фортепьяно с органами — модный и крайне дорогой музыкальный инструмент в конце XVIII века, а также разнообразная мебель, люстры и часы. При доме были плодовитый сад и конюшня.
В честь ознаменования победы над Турцией в 1775 году и заключения Кючук-Кайнарджийского мира Баженову было предложено создать ансамбль временных увеселительных строений на Ходынском поле в Москве.
Празднование отличалось небывалым размахом и роскошью и продолжались в Москве несколько дней. 21 июля 1775 года на Ходынском поле начались народные гулянья, сценарий которых придумала сама Екатерина II. Её идею архитектор осуществил с блеском и поразительной фантазией. План ансамбля изображал театр военных действий между Россией и Турцией. На пространстве с обозначенными контурами Чёрного и Азовского морей были построены временные павильоны, символизировавшие русские и турецкие крепости: Кинбурн, Азов, Керчь, Таганрог, Еникале. Для угощения были приготовлены жареные быки, фонтаны вина и пива, для развлечения — выступления канатоходцев, балансёров, театральные представления, маскарад, фейерверк и иллюминация.
Оценить облик и масштаб празднований и павильонов мы можем благодаря сохранившимся зарисовкам М.Ф. Казакова.
Матвей Казаков. Вид павильонов на Ходынском лугу с юго-восточной стороны. 1775. ГНИМА
Матвей Казаков. Вид павильонов на Ходынском лугу с юго-западной стороны. 1775. ГНИМА
Матвей Казаков. Фейерверк по случаю мира с Турцией. 1775. ГНИМА
Баженовские павильоны отличались экзотичностью своей архитектуры. Здесь были и классические здания с колоннадами, и здания с начатками готической архитектуры, и здания со стрельчатыми и фестончатыми арками, напоминавшими мотивы мавританской архитектуры, и мощные крепости.
Матвей Казаков. Вид павильонов на Ходынском лугу с восточной стороны.1775
Возможно, именно причудливые строения на Ходынском поле навеяли императрице мысль о постройке новой подмосковной резиденции в готическом вкусе. Екатерина покупает усадьбу Черная Грязь, принадлежавшую князю С. Д. Кантемиру, и переименовывает ее в Царицыно.
Матвей Казаков. Вид павильонов на Ходынском лугу с северной стороны. 1775. ГНИМА
В.Ф. Аммон. Вид усадьбы Царицыно. 1859. ГНИМА
Понятие «псевдоготика», часто использующееся в отношении построек Баженова, Казакова и их круга, является устаревшим и не отвечает исторической действительности. Правильно в этом случае использовать понятия «русская готика», «готический стиль» и «готический вкус». Понятие «псевдоготика» принижает художественную ценность русской готики.
Стоит отметить, что в баженовское время понятие «готика» относилось в первую очередь не к знаменитым соборам Франции, а вообще обозначало нечто древнее, то есть для Баженова, например, древние постройки Москвы были своеобразной «готикой». В своей речи на закладке Большого Кремлевского дворца архитектор отмечал: «Хороши готические здания Сухаревой башни».
Над проектированием и строительством ансамбля в Царицыно Баженов работал 10 лет, с 1775 по 1785 г. Зодчий первым из русских архитекторов использовал мотивы древнерусского зодчества в сочетании с готическими элементами. В основу ансамбля была заложена идея живописной асимметричной композиции. Резиденция должна была состоять из камерных павильонов, чья архитектура строилась на сочетании белого камня и красного кирпича. В композиции планов и фасадов зодчий использует строгую симметрию построения. Декор зданий необыкновенно фантастичен, постройки имеют праздничное настроение, а готичность зданий проявляется в использовании стрельчатых окон, шпилей и различных геометрических композиций и фигур.
Самый ранний датированный чертеж, так называемая панорама Царицына (а по Баженову — «генеральный фасад» усадьбы), относится к декабрю 1776 года. Панорама Царицына, выполненная зодчим в живописной манере, является шедевром архитектурной графики XVIII века.
Центральное пространство усадьбы занимали два идентичных дворца для Екатерины и ее сына цесаревича Павла, между ними располагался дворец для малолетних внуков императрицы. Напротив находился Большой кавалерский корпус (для высших придворных). Данные дворцы дополнялись Средним дворцом (Оперный дом, для увеселений императрицы) и Малым дворцом (для ее кабинетных занятий).
Проект сени над мощами Ионы Митрополита в Успенском соборе Московского Кремля. 1773. ГНИМА
Панорама усадьбы Царицыно. 1776. Фрагмент. ГНИМА
Компьютерная реконструкция царицынского ансамбля В. И. Баженова. (выполнена студией «Март» (Спб) по заказу ГМЗ Царицыно)
Есть сведения, что первоначально в оформлении фасадов Баженов планировал использовать цветные изразцы, однако это предложение было отвергнуто императрицей. Крыши всех баженовских павильонов украшались золотистой черепицей.
Архитектор виртуозно использует в камне мотивы фейерверков и иллюминаций, напоминающих о празднике на Ходынском поле. Таковы вензель Екатерины в лучах солнца, венчающий Малый дворец, ажурные орлы со звездами на торцах Оперного дома, ажурные композиции, напоминающие кокошники и венчающие Первый кавалерский корпус и восьмигранный павильон (Второй кавалерский корпус), ажурная композиция Фигурных ворот, снабженных также барельефами слав.
Портик восьмигранного павильона (Второго кавалерского корпуса)
Фрагмент фасада Хлебного дома с композицией из каравая с солонкой
Скульптура мопса. Кон. 1770-х гг. Фрагмент завершения Фигурных ворот усадьбы Царицыно. ГНИМА
По проекту Баженов намеревался осуществить еще два необыкновенных здания: высокую часовую башню, которую в своих письмах он называл Фарос (в честь Фаросского маяка), и огромный комплекс конюшен. Существует также два причудливых плана павильонов, которые не были осуществлены.
Тем не менее и тут Баженова настигла неудача. Почти выстроенная усадьба не понравилась императрице. За десять лет строительства Царицына архитектурные вкусы Екатерины изменились и она охладела к игривым царицынским затеям. Императрицу могло также уязвить, что Баженов уравнивал ее и Павла одинаковыми дворцами. Принадлежность архитектора к масонскому обществу тоже могла сыграть с ним злую шутку.
Перестройка и доделка ансамбля была поручена М. Ф. Казакову, а Баженова уволили в отпуск. Казаков снес центральные дворцы, крестообразный, шестиугольный и камер-юнфарский павильоны и возвел один большой дворец, нарушивший весь замысел Баженова. После смерти императрицы все строительства в Царицыно были прекращены, и ансамбль постепенно стал приходить в запустение.
Планы неосуществленных павильонов усадьбы Царицыно. 1770-е гг. Архитектор В.И. Баженов.
Собрание Эрмитажа
Компьютерная реконструкция царицынского ансамбля В. И. Баженова. (выполнена студией «Март» (Спб) по заказу ГМЗ Царицыно)
Период отпуска Баженова 1786−1792 гг. — самый темный в биографии зодчего. До нас дошли лишь некоторые отрывочные сведения. Архитектор находился в долгах и часто пользовался денежной помощью масона Николая Новикова. Еще в 1784 году он вступил в орден вольных каменщиков. Вероятно, именно масонство помогало зодчему, склонному к мистицизмам, преодолеть сложные жизненные ситуации, провалы проектов и смерть сына Воина, произошедшую в 1784 году.
Компьютерная реконструкция царицынского ансамбля после постройки Большого дворца М. Ф. Казакова (выполнена студией «Март» (Спб) по заказу ГМЗ Царицыно)
Стоит вспомнить, что Баженовы находились в постоянных долговых тяжбах из-за ссоры, произошедшей в 1780 году между архитектором и Прокопием Демидовым — богатейшим уральским заводчиком и московским самодуром, любивший ставить в унизительное положение своих должников и обращавшийся с ними жестоко и коварно. Баженов выполнил для Демидова несколько проектов «огромных» зданий: Воспитательный дом, Коммерческое училище (1772 г.) и Московский университет (1780 г.) (все проекты не были осуществлены и не сохранились).
Д.Г. Левицкий. Портрет Н.И. Новикова. ГТГ
Таким же образом Демидов преследовал и А. П. Сумарокова, доведя его в итоге до смерти. Драматург умер через два дня после продажи его дома на Новинском бульваре за долг Демидову.
Именно Баженов был проводником масонских идей для будущего императора Павла, за что возможно и был лишен Екатериной жалования в 1790 году. В 1792 году произошел разгром ордена мартинистов и арест многих его представителей, в том числе и Новикова. Баженова обошла эта участь.
Зодчий, пользуясь покровительством цесаревича Павла, решает переехать поближе к нему в Петербург в 1792 году. Там он становится архитектором Адмиралтейства. В основном он занимался постройкой различных утилитарных сооружений, казарм, складов в Кронштадте. По проекту Баженова с печами собственной конструкции был выстроен сухарный завод (1796−1798 гг.), а по переработанному им проекту был выстроен лесной сарай (1794−1795 гг.). Сын Владимир помогал отцу в постройках, на части чертежей есть его подписи.
Кроме кронштадтских построек архитектор проектирует жилой квартал при Новгородской парусной фабрике (1795 г.) и Галерную гавань на Васильевском острове (1796 г. шесть вариантов). Проекты не были осуществлены и не сохранились.
1792 годом датируется подписанный Баженовым проект Михайловского замка, и также к этому времени относится еще три сохранившихся баженовских проекта замка, ясно указывающих на то, что зодчий принимал участие в проектировании здания.
Прокопий не платил за них, а давал деньги под векселя. Баженов не поддавался постоянным провокациям самодура и резко отвечал на его нападки, за что тот решил его проучить. В 1780 году Демидов подал все векселя ко взысканию, не принимая во внимание выполненные проекты зодчего, что привело к многолетним долговым тяжбам.
Входная группа Михайловского замка была решена в итоге как раз по проекту зодчего.
Проект западного фасада Михайловского замка. Неосуществленный вариант. 1792. ГМИ СПб
Проект главного фасада Михайловского замка. Неосуществленный вариант. 1792. РГА ВМФ
Входная группа Михайловского замка, оформленная по проекту В. И. Баженова.
Фотография Димитрия Безверхого
В 1796 году Баженов производил оформление и иллюминацию фасада Петербургского Воспитательного дома к свадьбе великого князя Константина Павловича с брошюрой-описанием.
Поселившись в Петербурге, Баженов испросил себе в 1796 году у Адмиралтейской коллегии место для постройки дома. Оно находилось напротив Никольского Морского собора у пересечения улицы Римского-Корсакова с Крюковым каналом. Сохранился план этого особняка и наброски его разреза и фасада.
Последними известными нам работами Баженова были проектирование и строительство в 1796—1797 гг. деревянной Михайловской церкви при доме Безбородко в Москве (ныне в перестроенном виде Слободской дворец) к коронации императора Павла и неосуществленный проект собора Семеновского полка 1797 года.
Церковь при доме Безбородко отличалась несложностью и легкостью, проект осуществляли помощник Баженова Лаврентий Миллер и его давний ученик Елизвой Назаров.
Дом, ориентированный на угол участка, необычайно сложен внутри. Баженов проектирует овальные, круглые, восьмигранные и полукруглые комнаты. Фасады здания должны были иметь глубокие лоджии, а скругленные углы обогащены колоннами малого ордера. Также здание могло быть увенчано куполом.
5 ноября 1796 года скончалась Екатерина II и покровитель Баженова Павел взошёл на престол. Архитектор получает чин действительного статского советника и большое жалование. 4 декабря 1796 года император Павел пожаловал Баженову также тысячу душ в Арзамасском уезде, село Кардавиль с деревнями Корино и Понетаевкой. Все эти милости открывали перед Баженовым большие творческие возможности, однако было уже поздно. Архитектор серьезно болел, плохо видел и большие труды были ему не под силу.
Проект собственного дома в Петербурге. 1796. Фасад и разрез. НИМРАХ
Проект собственного дома в Петербурге. 1796.
План второго этажа. НИМРАХ
Проект Михайловской церкви для дома А. А. Безбородко в Москве. 1796. План. Поперечный разрез. Фасад иконостаса. НИМРАХ
Проект церкви Семеновского полка отличается строгостью и мощностью своей архитектуры. Как и проекты Павловской больницы 1784 года, собор Семеновского полка являет нам строгую баженовскую «дорику». По некоторым предположениям в конце своей жизни Баженов также принимал участие в проектировании Казанского собора.
В 1799 году Баженов указом императора был произведён в вице-президенты Академии художеств. Такой должности в Академии не было, ее ввели специально для Баженова. В этом же году Академия получила императорский указ о создании издания «Российская архитектура» под смотрением Баженова, которое должно было включать проекты крупнейших казенных и частных зданий Москвы и Петербурга, а также проекты важнейших неосуществленных проектов. Это был большой подарок императора Баженову, так как Академия начала собирать именно его проекты. 2 августа (13 августа по новому стилю) 1799 года Баженов скончался.
Можно перечислить следующие известные нам по чертежам неосуществленные проекты Баженова, кроме проекта Большого Кремлевского дворца: проект фонтана (1760-е), проект триумфальных ворот (1760-е), проект дворца Воронцова в Москве (1770-е), проекты церкви-памятника (1771 г.), церкви с четырехколонным портиком (1771 г.), три проекта готических сеней над мощами святых в Успенском соборе Кремля (1773 г.), проект Павловской больницы в четырех вариантах (1784 г.), проект собственного дома в Петербурге (1796 г.) проект церкви Семеновского полка (1797 г.)., два плана неизвестного здания причудливой планировки из собрания Гатчинского дворца и проект неизвестного здания огромных размеров, возможно относящийся к периоду проектирования Большого Кремлевского дворца.
Памятники, относящиеся к готическому стилю и часто приписывающиеся Баженову, такие как церкви в Поджигородово и Черкизово-Старках, конный двор в усадьбе Красное и др. скорее всего не относятся к творчеству Баженова, а лишь имеют на себе его влияние. Бесспорно можно отнести к творчеству Баженова готические церкви в Быково (совместно с М.Ф. Казаковым) и Вешаловке, а также ансамбль готической
усадьбы Михалково.
Проект неизвестного храма с четырехколонным портиком. 1771. Фасад. ГНИМА
Проект собора Семеновского полка. 1797. ГНИМА
Церковь Знамения в Вешаловке. 1784−1794 гг. Архитектор В. И. Баженов. Фотография Димитрия Безверхого
Храм Владимирской иконы Божией матери в усадьбе Быково. 1783−1788 гг. Архитекторы В. И. Баженов и М.Ф. Казаков
В изучении творчества Баженова также давно существует вопрос об авторстве проекта дома Пашкова. Это проблема окутана легендами и догадками, так как отсутствуют любые подписные чертежи этого здания.
В 1840-х гг. историк Иван Михайлович Снегирев представил список работ архитектора Василия Баженова в Москве. Ими оказались:
1) дом Юшкова на Мясницкой улице
2) перестроенный дом Долгова на Большой Мещанской (ныне Проспект Мира)
3) дом Прозоровского на Большой Полянке (не сохранился)
4) колокольня и трапезная церкви Всех Скорбящих Радость на Большой Ордынке
5) дом Пашкова
Это косвенное доказательство авторства именно Баженова очень важно. Снегирев советовался с архитектором Иваном Трофимовичем Таманским, учеником Матвея Казакова. Таманский мог быть точно осведомлен насчёт автора самого знаменитого дома Москвы.
Тем не менее, за отсутствием подписных чертежей Баженова мы не можем окончательно назвать его автором. Дом Пашкова также приписывают Николаю Леграну, Матвею Казакову или какому-либо иностранному архитектору. Однако, в пользу авторства Баженова выступал и Л. В. Тыдман, который обнаружил письмо 1827 года современника Баженова — князя Н. Б. Юсупова, называющего в нём автором Пашкова дома архитектора Баженова.
Дом Пашкова. Гравюра Фридриха Дюрфельда по рисунку Иоганна Фридриха Антинга
Интерьер трапезной церкви Всех Скорябщих Радость на Большой Ордынке. 1782−1791 гг. Архитектор В. И. Баженов.
Фотографии Димитрия Безверхого
Василию Ивановичу Баженову принадлежит авторство колокольни и трапезной церкви Всех Скорбящих Радость на Большой Ордынке (1782−1791 гг.). Трапезная этого храма сохраняет остатки старинного интерьера XVIII века: живописные полотна и иконостасы приделов. Можно предположить, что и интерьер храма принадлежит руке великого мастера. Баженов был блестящим живописцем и полотна на стенах трапезной могли быть решены по его идее. Как мы знаем, роспись Большого собора Донского монастыря была выполнена художником Антонио Клаудио в 1782—1785 гг. именно по эскизам Баженова и под его надзором. Роспись сохранилась, поэтому сегодня мы имеем возможность оценить это великолепное творение Баженова и художника Клаудио.
В жизнеописании Василия Ивановича Баженова стоит упомянуть портрет великого зодчего в кругу семьи (автор неизвестен). Это единственное достоверное изображение архитектора. Сейчас этот портрет можно увидеть в Музее Архитектуры им. Щусева.
Портрет В.И. Баженова в кругу семьи. Картина неизвестного художника. ГНИМА
Фрагмент росписи Большого собора Донского монастыря.
Фотография Димитрия Безверхого
Портрет был передан в дар музею Всеволодом Алавердовичем Багадуровым, потомком Баженова. Его матерью была Софья Васильевна Богодурова (урожденная Баженова). Ранее портрет находился в имении Баженовых Кардавиль (ныне Шатковский район Нижегородской области). Предположительно, согласно З. В. Золотницкой, именно в Кардавиле находился архив архитектора, в значительной мере однажды утраченный там в пожаре дома. После продажи усадьбы в 1860-х гг. портрет скорее всего хранился у последнего потомка В. И. Баженова по мужской линии правнука Александра Васильевича Баженова, занимавшего пост в Нижегородском земстве и в дальнейшем принадлежал его сестре Софье.
Эскиз семейного портрета В. И. Баженова. Альбом Ф. В. Каржавина. РГБ
и каннелированные колонны, намекающие на профессию центрального персонажа. На столе перед архитектором лежат циркуль, раскрытая готовальня, чернильница с пером, а также чертеж неизвестного центрического крестообразного церковного здания. Попугай на картине может символизировать вольность и свободу.
В альбоме Ф. В. Каржавина, самого близкого друга Баженова, имеется также эскиз неосуществленного портрета семьи Баженова.
Это рисунок архитектора, данный художнику Ивану Некрасову для задуманной им картины. Надпись на эскизе гласит: «Аграфена Лукинична приемлет всю родню своего мужа под свое покровительство». Стоит отметить, что на этом эскизе главенствует именно супруга зодчего.
Особое место в биографии Василия Ивановича Баженова занимает дорогая его сердцу усадьба Глазово близ Каширы (ныне Веневский район Тульской области). В своем завещании от 30 сентября 1797 года архитектор Василий Иванович Баженов писал: «Погребение зделайте мне простое, то есть без всякой лишней церемонии, с благовенным и трезвым священником одним, в простом виде и где Бог приведет, хотя я весьма желаю быть положенным в Глазове».
Последняя воля зодчего, истерзанного под конец жизни невзгодами и неудачами, была исполнена. 2 августа (13 августа по новому стилю) 1799 года проболев пять дней, архитектор скончался от паралича в Санкт-Петербурге, сначала был похоронен на Смоленском православном кладбище у церкви Смоленской иконы Божьей Матери, а после его тело было перевезено зимой 1799−1800 гг. в его усадьбу Глазово.
Могила архитектора В. И. Баженова на погосте села Глазово. Фотография Димитрия Безверхого
занавес и каннелированные колонны, намекающие на профессию центрального персонажа. На столе перед архитектором лежат циркуль, раскрытая готовальня, чернильница с пером, а также чертеж неизвестного центрического крестообразного церковного здания. Попугай на картине может символизировать вольность и свободу.
Нам не известно, кто именно изображен на этом портрете рядом с зодчим, занимающем центральную позицию. Можно лишь предположить, что юноша, держащий в руках папку с чертежами, является сыном архитектора Владимиром, помогавшем отцу в ходе многих строений, а женщина, указывающая рукой на зодчего, возможно приходится Баженову супругой. Фон картины изображает тяжелый драпированный
на профессию центрального персонажа. На столе перед архитектором лежат циркуль, раскрытая готовальня, чернильница с пером, а также чертеж неизвестного центрического крестообразного церковного здания. Попугай на картине может символизировать вольность и свободу.
Нам не известно, кто именно изображен на этом портрете рядом с зодчим, занимающем центральную позицию. Можно лишь предположить, что юноша, держащий в руках папку с чертежами, является сыном архитектора Владимиром, помогавшем отцу в ходе многих строений, а женщина, указывающая рукой на зодчего, возможно приходится Баженову супругой. Фон картины изображает тяжелый драпированный занавес и каннелированные колонны, намекающие
Нам не известно, кто именно изображен на этом портрете рядом с зодчим, занимающем центральную позицию. Можно лишь предположить, что юноша, держащий в руках папку с чертежами, является сыном архитектора Владимиром, помогавшем отцу в ходе многих строений, а женщина, указывающая рукой на зодчего, возможно приходится Баженову супругой. Фон картины изображает тяжелый драпированный занавес и каннелированные колонны, намекающие на профессию центрального персонажа. На столе
перед архитектором лежат циркуль, раскрытая готовальня, чернильница с пером, а также чертеж неизвестного центрического крестообразного церковного здания. Попугай на картине может символизировать вольность и свободу.
Усадьба Глазово располагается на реке Апрань, которая в прошлом была более многоводной. По мере истребления лесов она превратилась в ручей. Архитектор приобрёл Глазово в 1770-х гг. Часто имение зодчего воспринимается исключительно в связи с местом его погребения. Это несправедливо с точки зрения наличия здесь сохранившегося обширного усадебного парка, фундаментов главного дома Баженова и Никольской церкви, заложенной архитектором в 1784 году.
Аллея в парке усадьбы Глазово В. И. Баженова. Фотография Димитрия Безверхого
К сожалению, зодчий так и не смог достроить каменную церковь в своей усадьбе, а впоследствии остатки недостроенной церкви были разобраны.
Помимо Глазова зодчему в этих краях принадлежали деревни Романовское, Наумовское, Паново и сельцо Аннино Болото. Регулярный парк с аллеями, валами и канавами хорошей сохранности спускается ныне от места усадебного дома к реке Апрани. Неподалеку от парка сохранился старый баженовский пруд. По другую сторону реки находилось кладбище с обваловкой. Именно на это кладбище было перезахоронено со Смоленского кладбища Санкт-Петербурга тело великого зодчего.
Глазово являлось постоянным пребыванием Баженова после его отстранения от строительства Царицына в 1786 году, после этого он находился в опале.
Лишь изредка он наезжал в Москву. Его и без того трудная жизнь обернулась полосой сплошных жизненных испытаний и кто знает, смог бы устоять зодчий под тяжестью навалившихся обстоятельств, смог ли бы преодолеть самое жгучее отчаяние, не будь у него этого сельского прибежища, затерянного среди просторов заокских полей.
Творчество архитектора Баженова сочетало в себе необыкновенное разнообразие мотивов: строгий классицизм дорического ордера и игривую смесь барокко и классики, экзотическую готику и утилитарную архитектуру казарм, заводов и складов, торжественность Большого Кремлёвского дворца и интимность царицынских павильонов.
Из-за подобного разнообразия форм очень сложно выделить индивидуальный почерк мастера. Тем не менее мы точно знаем, что зодчий имел пристрастие к скругленным углам и круглым окнам, к овальным, круглым и полукруглым помещениям. Его творения отличала виртуозная пластика фасадов.
Василий Иванович был блестящим живописцем, теоретиком и педагогом, воспитавшим целое поколение архитекторов. Баженов опередил свое время, оказав огромное влияние как на многих зодчих своей эпохи, так и на последующие два века русской архитектуры. Глубиной своих познаний, пафосом гражданственности, истинным служением Отечеству он наполнял свои архитектурные образы.
Многие произведения зодчего давно истлели, для многих он стал мифом. Но те крупицы, что дошли до нас, те камни, пожелтевшие листы и предания и, наконец, модель колоссального дворца в Московском Кремле — все это позволяет нам оценить размах его гения, погрузиться в дивный мир величайшего русского архитектора.
Фрагмент фундамента дома усадьбы Глазово архитектора В. И. Баженова, найденный Димитрием Безверхим 6 октября 2021 года
Остатки фундамента Никольской церкви располагаются близ кладбища, на котором похоронен архитектор. Когда точно исчез деревянный усадебный дом — неизвестно.
Остатки фундаментов церкви Николая Чудотворца в селе Глазово, заложенной В. И. Баженовым в 1784 году.
Фотография Вадима Разумова
Постройки архитектора В. И. Баженова
Список включает и полностью завершенные, и только начатые, документально подверженные и высоко предполагаемые, сохранившиеся и несохранившиеся постройки архитектора:
1) Главный дом усадьбы Тихвино-Никольское (1760-е гг.)
3) Проект Большого Кремлёвского Дворца (проектирование с 1767 г., 1772 г. — закладка дворца, 1775 г. — прекращение работ)
2) Главный дом и парк усадьбы Быково М. М. Измайлова (заложены в 1767 г., дом перестроен в 1843—1852 гг.)
4) Павильон с декоративными щитами к закладке Большого Кремлёвского Дворца (1773 г., не сохранились)
5) Проект и сооружение раки для мощей Михаила Черниговского в Архангельском соборе Московского Кремля (1769−1774 гг., частично сохранилась)
6) Дом Долгова на Большой Мещанской (1770 г., перестроен в 1838 г.)
7) Строительство деревянных церквей и священнослужительнических домов на Даниловском, Ваганьковском, Пятницком, Дорогомиловском, Миусском и Калитниковском кладбищах «под смотрением архитектора Баженова» (1771−1772 гг., не сохранились)
8) Иконостас Владимирской церкви у Владимирских ворот Китай-города (1772 г., не сохранился)
9) Дом аптекаря И.М. Вольфа (впоследствии - Прозоровского) на Большой Полянке (1773 г., не сохранился)
10) Иконостас церкви в усадьбе Троицкое-Кайнарджи (1770-1780-е гг.)
11) Храм Архангела Михаила в селе Заразы (1770-е гг.)
12) Готические пропилеи в усадьбе Быково М. М. Измайлова (1775 г., не сохранились)
13) Триумфальные ворота у Тверской заставы и у Тверских ворот к приезду императрицы Екатерины в Москву к празднованию Кючук-Кайнарджинского мира (1775 г., не сохранились)
14) Увеселительные строения на Ходынском поле (1775 г.)
15) Дворцово-парковый ансамбль Царицыно (1775-1785 гг.)
16) Ансамбль собственной усадьбы в приходе церкви Николы в Воробине в Москве (1778 г., не сохранилась)
17) Ансамбль усадьбы Михалково (1770-е гг.)
18) Ансамбль собственной усадьбы Стояново (1770-е гг., сохранились пруды и земляные сооружения)
19) Ансамбль собственной усадьбы Глазово (1770−1780-е гг., частично сохранился парк, фундаменты главного дома и Никольской церкви (заложена в 1784 г., строительство не завершено))
20) Дом Хлебникова на Маросейке (1780−1782 гг., перестроен, атрибуция согласно воспоминаниям М . А . Дмитриева)
21) Роспись Большого собора Донского монастыря А. Клаудио по заданной идее Баженова и под его надзором (1782−1785 гг.)
22) Колокольня и трапезная церкви Всех Скорбящих Радость на Большой Ордынке (1782-1791 гг.)
24) Храм Владимирской иконы Божией матери в усадьбе Быково М. М. Измайлова (1783−1788 гг., завершен М.Ф. Казаковым)
23) Колокольня Богоявленской церкви в селе Угодичи (завершена в 1793 г.)
25) Проектирование и строительство дворца в усадьбе Булатниково (1783-1786 гг., не завершено)
26) Дом Пашкова (1784-1786 гг.)
27) Церковь Знамения в Вешаловке (1784-1794 гг.)
28) Церковь Влахернской иконы Божией матери в усадьбе Кузьминки (1784-1787 гг., участие)
29) Деревянный дом усадьбы Железково под Боровичами (1787 г., не сохранился)
30) Дом Юшкова на Мясницкой (1780-1790-е гг.)
32) Ансамбль усадьбы Баловнево (1780-1790-е гг., участие)
31) Дом Дашковой на Большой Никитской (1780−1790-е гг., атрибуция по письму С. Р. Воронцова, в 1894 г. был перестроен под здание Консерватории, частично сохранился, остались лишь передняя стена и полукружие главного входа)
33) Казанская церковь в усадьбе Ярополец Чернышевых (1780−1790-ее гг., при участии З. Г. Чернышёва и К. И. Бланка)
34) Иконостас церкви Иоанна Воина на Якиманке (1791 г., не сохранился)
35) Михайловский замок (участие в проектировании, строительство осуществлял Винченцо Бренна в 1796—1801 гг.)
36) Проектирование и строительство Сухарного завода в Кронштадте с печами собственной конструкции (1796−1798 гг.)
37) Проектирование и строительство деревянной Михайловской церкви при доме Безбородко в Москве (ныне в перестроенном виде Слободской дворец) к коронации императора Павла (1796−1797 гг., не сохранилась)
Текст и список работ архитектора составлены Димитрием Безверхим.
При составлении использовались следующие издания:
1) Герчук Ю. Я. Письма. Пояснения к проектам. Свидетельства современников. Биографические документы. 2001 г;
2) Готика Просвещения. Каталог к выставке В. И. Баженова. 2017 г.;
3) Золотницкая З. В., Л. В. Сайгина. Каталог к выставке В. И. Баженова. 1989 г.;
4) Тыдман Л. В. Первоначальная планировка Пашкова дома. Русская усадьба вып. 5(21). 1999 г.;
5) Михайлов А. И. Баженов. 1951 г.
При использовании настоящих текста и списка работ необходимо указание на автора или источник (сайт).
Made on
Tilda